Антиоксиданты. Поиски правды
   
       Об антиоксидантах очень много сказано и написано; понятие это чрезвычайно раскрученное, звучащее чуть ли не из «каждой стиральной машины».
     Нас постоянно призывают принимать антиоксиданты для предотвращения окислительного стресса, который связывают с огромным количеством заболеваний, начиная от артрита, астмы, диабета, и заканчивая болезнями Паркинсона и Альцгеймера, раковыми заболеваниями.
       И что же мы тогда будем иметь в результате?
     Хотелось бы, конечно, жить 300 лет, не зная старости и болезней. Но удастся ли это сделать с помощью антиоксидантов?
    
      Надо сказать, что человеческий организм – достаточно сбалансированная саморегулирующаяся система, которая отличается высоким уровнем адаптивности и взаимосвязей.
      Известно, что при усилении перекисного окисления липидов (ПОЛ), которое рассматривается в качестве одного из самых опасных последствий «окислительной атаки» активных свободнорадикальных форм кислорода, клеточные мембраны подвергаются адаптивной перестройке: в них начинают преобладать более трудноокисляемые фосфолипиды, и гомеостаз мембран сохраняется.
    Еще исследования Е.Б. Бурлаковой с соавт. (1982–1985 гг.) показали, что при длительном введении антиоксидантов (альфа-токоферола) наблюдается обратная адаптивная перестройка клеточных мембран, т.е., в мембранах возрастает количество более легкоокисляемых фосфолипидов, гомеостаз клеток восстанавливается, и эффект принимаемых антиоксидантов сводится к нулю.
     Опасность здесь состоит в том, что, постоянно принимая препараты антиоксидантов, можно нарушить работу естественной антиоксидантной системы организма, заполучив при этом еще и клеточные мембраны, состоящие из легко окисляющихся фосфолипидов.
     В таком случае действительно возможно возникновение окислительного стресса со всеми его «приятными» последствиями в виде повреждений митохондриальной ДНК, образования димеров азотистых оснований (отдельные участки молекулы ДНК как бы слипаются) с последующим синтезом дефектных белков дыхательной цепи, нарушением энергетического снабжения клетки, активным повреждением клеточного генома свободными радикалами, интенсивно продуцируемыми дефектной дыхательной цепью и … (можете додумать дальше сами, включая либо злокачественное перерождение клетки, либо ее гибель (апоптоз)).
    
      На сегодня уже получены данные, свидетельствующие о развитии тревожных состояний при длительном применении препаратов витамина Е.
       Так, Н.Г. Колосовой, А.Ж. Фурсовой и Н.А. Трофимовой (2006) в опытах на крысах было установлено, что при хроническом применении в течение 45 дней, экстракт черники 25%, обогащенный селеном, и коммерческие препараты витамина Е (особенно – витамин Е) усиливают тревожность у нормальных крыс.
    Более того, выявлено, что токоферолам (витамин Е) присущи не только антиоксидантные, но и прооксидантные свойства, как, кстати, и ретинолам (витамин А, бета-каротин), и некоторым изомерным формам витамина С (аскорбиновой кислоты).
       Сообщается, что это прооксидантное действие способствует возрастанию числа инфарктов миокарда с летальным исходом при приеме большого количества токоферола ацетата, аскорбиновой кислоты и бета-каротина: соответственно 300 мг, 250 мг и 20 мг в день (Halliwell, 2000; Osiecki et al., 2010).
    
    Но и это еще не все. Даже при нормальном осуществлении антиоксидантной защиты клеток организма принимаемыми препаратами это не всегда идет на пользу организму в целом.
       На различных этапах повреждения клетки антиоксиданты, повышая возможность выживания, дают шанс выжить как нормальным, так и трансформированным клеткам.
       Снижение интенсивности повреждений и поддержка репаративных структур в одном случае приводит к полному восстановлению клетки, а в другом – к выживанию клеток, сохранивших повреждения, одновременно тем самым и снижая, и повышая риск развития онкозаболеваний.
    Кроме того, активное вмешательство антиоксидантов при элиминации трансформированных клеток посредством апоптоза приводит к отмене этой программы, повышая возможность выживания трансформированной клетки и, соответственно, риск развития онкозаболеваний.
   
      Это утверждение подтверждают широкомасштабные рандомизированные клинические исследования, проведенные в Финляндии, показавшие, что профилактический прием бета–каротина не только не уменьшил процент заболеваемости раком легкого, а, наоборот, увеличил заболеваемость и смертность от этого вида рака, особенно среди курящих мужчин.
       После опубликования этих данных другое аналогичное исследование, проводимое в США, было прервано на 21 месяц раньше срока, с тем, чтобы предупредить возможность нанесения вреда пациентам.
       При анализе накопленных на тот момент данных были получены ошеломляющие результаты: повышение на 28% заболеваемости и на 17% смертности от рака легкого пациентов, ежедневно принимавших 30 мг бета–каротина и 25 000 МЕ витамина А (ретинил пальмитата). Особенно высокие показатели заболеваемости и смертности были у курящих и употребляющих алкоголь мужчин.
      Более поздние исследования влияния бета–каротина на развитие опухолевого процесса показали, что добавки этого каротиноида помогают снизить риск рака молочной железы при неадекватном его приеме с пищей и не являются эффективными, если в пище его достаточно.
      Иные каротиноиды, содержащиеся в пищевых продуктах, как, например, ликопин, альфа–каротин, астаксантин и др., оказывают более эффективную, чем моноформа бета–каротина и синтетический бета–каротин онкопротекторную и иммуномодулирующую активность, независимо от витамин А–образующей активности.
      В то же время применение больших доз синтетического бета–каротина часто вызывает снижение концентрации в крови других антиоксидантов, таких как иные каротиноиды, а также витамин Е и витамин D.
    Показано также, что природная цис–форма бета–каротина намного эффективнее подавляет рост опухолевых клеток, стимулируя продукцию белков теплового шока и индукцию апоптоза, чем транс–форма его синтетического аналога. Поэтому добавки, содержащие моноформу бета–каротина, тем более синтетическую транс–форму бета–каротина, не эффективны в профилактике онкозаболеваний, а для курильщиков могут быть даже и опасны.
    Только многокомпонентные сбалансированные формы природных антиоксидантов, содержащиеся в растениях, могут сыграть существенную роль в профилактике онкозаболеваний, оказывая влияние на различные биологические механизмы опухолевой трансформации, промоции и элиминации трансформированных клеток, не только посредством своей антиоксидантной активности.
    
    Таким образом, подводя итог, можно сказать, что, как и к любому вопросу, связанному со здоровьем, к применению антиоксидантов нужно подходить взвешенно.
      Растительные продукты, содержащие широкий спектр природных антиоксидантов, – растительные масла, чай, красное вино, цитрусовые, виды капусты (например, капуста белокочанная, капуста брокколи), перец сладкий, морковь, томаты, черника, земляника, иные овощи, фрукты, ягоды, – послужат адекватной поддержкой защитных сил организма при различных, в том числе и полноценных диетах, помогая сохранять здоровье, работоспособность и энергию при высоких интеллектуальных, психо-эмоциональных и экологических нагрузках.
      Именно многообразие природных форм антиоксидантов и их фармакологических и биологических эффектов может сыграть решающую роль в снижении риска развития раковых заболеваний, сердечно-сосудистых заболеваний, указанных выше болезней Альцгеймера и Паркинсона, артритов, диабета, а также отодвинуть старение.
    И помните о фразе Парацельса: «Все есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным» (в популярном изложении: «Все есть яд и все есть лекарство; то и другое определяет доза»).
    
    
    Литература
    
     Барабой В.А. Биоантиоксиданты. – К.: «Книга Плюс», 2006. – 462 с.
    Бурлакова Е.Б., Кухтина Е.Н., Храпова Н.Г., Аристархова С.А. Взаимосвязь между количеством природных антиоксидантов и окисляемостью липидов печени мышей в норме и при введении альфа-токоферола // Биохимия. – 1982. – Т.47, № 5. – С.822-826.
     Бурлакова Е.Б., Храпова Н.Г. Перекисное окисление липидов мембран и природные антиоксиданты // Усп. химии. – 1985. – Т.54, Вып.9. – С.1540-1558.
     Колосова Н.Г., Фурсова А.Ж., Трофимова Н.А. Разнонаправленное влияние антиоксидантов на тревожность крыс Вистар и Oxys // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2006. – № 6.– С.685-688.
     Albanes D., Heinonen O.P., Taylor P.R., Virtamo J., Edwards B.K., Rautalahti M., Hartman A.M., Palmgren J., Freedman L.S., Haapakoski J., Barrett M.J., Pietinen P., Malila N., Tala E., Liippo K., Salomaa E.R., Tangrea J.A., Teppo L., Askin F.B., Taskinen E., Erozan Y., Greenwald P., Huttunen J.K. Alpha-Tocopherol and beta-carotene supplements and lung cancer incidence in the alpha-tocopherol, beta-carotene cancer prevention study: effects of base-line characteristics and study compliance // J. Natl. Cancer Inst. – 1996. – Vol.88, № 21. – Р.1560-1570.
     Azzi A., Breyer I., Feher M., Pastori M., Ricciarelli R., Spycher S., Staffieri M., Stocker A., Zimmer S., Zingg J.M. Specific cellular responses to alpha-tocopherol // J. Nutr. – 2000a. – Vol.130, № 7. – Р.1649-1652.
       Azzi A., Stocker A. Vitamin E: non-antioxidant roles // Prog. Lipid Res. – 2000b. – Vol.39, № 3. – Р.231-255.
    Bast A., Haenen G.R.M.M. The toxicity of antioxidants and their metabolites // Environmental Toxicology and Pharmacology. – 2002. – Vol.11. – Р.251–258.
    De Stefani E., Brennan P., Boffetta P., Ronco A.L., Mendilaharsu M., Deneo-Pellegrini H. Vegetables, fruits, related dietary antioxidants, and risk of squamous cell carcinoma of the esophagus: a case-control study in Uruguay // Nutr. Cancer. – 2000. – Vol.38, № 1. – Р.23-29.
    Erdman J.W. Jr., Russell R.M., Rock C.L., Barua A.B., Bowen P.E., Burri B.J., Curran-Celentano J., Furr H., Mayne S.T., Stacewicz-Sapuntzakis M. // beta-Carotene and the carotenoids: beyond the intervention trials // Nutr. Rev. – 1996. – Vol.54, № 6. – Р.185-188.
    Halliwell B. The antioxidant paradox // Lancet. – 2000. – Vol.355, № 9210. – Р.1179-1180.
    Hendrickx A.G., Peterson P., Hartmann D., Hummler H. Vitamin A teratogenicity and risk assessment in the macaque retinoid model // Reprod. Toxicol. – 2000. – Vol.14, № 4. – Р.311-323.
    Jyonouchi H., Sun S., Iijima K., Gross M.D. Antitumor activity of astaxanthin and its mode of action // Nutr. Cancer. – 2000. – Vol.36, № 1. – Р.59-65.
    Omenn G.S., Goodman G.E., Thornquist M.D., Balmes J., Cullen M.R., Glass A., Keogh J.P., Meyskens F.L. Jr., Valanis B., Williams J.H. Jr., Barnhart S., Cherniack M.G., Brodkin C.A., Hammar S. Risk factors for lung cancer and for intervention effects in CARET, the Beta-Carotene and Retinol Efficacy Trial // J. Natl. Cancer Inst. – 1996. – Vol.88, № 21. – Р.1550-1559.
    Osiecki M., Ghanavi P., Atkinson K., Nielsen L.K., Doran M.R. The ascorbic acid paradox // Biochem. Biophys. Res. Commun. – 2010. – Vol.400, № 4. – Р.466-470.
    Rohde C.M., Manatt M., Clagett-Dame M., DeLuca H.F. Vitamin A antagonizes the action of vitamin D in rats // J. Nutr. – 1999. – Vol.129, № 12. – Р.2246-2250.
    Toba T., Shidoji Y., Fujii J., Moriwaki H., Muto Y., Suzuki T., Ohishi N., Yagi K. Growth suppression and induction of heat-shock protein-70 by 9-cis beta-carotene in cervical dysplasia-derived cells // Life Sci. – 1997. – Vol.61, № 8. – Р.839-845.
    Wang X.-D., Russell R.M. Procarcinogenic and anticarcinogenic effects of b-carotene // Nutr. Rev. – 1999. – Vol.57, Issue 9. – Р.263-272.
    Яндекс.Метрика